Анастасия Цымбалюк из Томска разыскивает информацию о своей прабабушке Новоселовой Анастасии Семеновне

Добрый день в интернете нашла ваш сайт и если возможно помогите пожалуйста узнать к кому можно обратиться/

Моя прабабушка Новоселова Анастасия Семеновна из села Новоселово Шарангского района у нее были братья Филипп и Афанасий, она была единственной дочерью может были еще братья. Первый муж Павел погиб на первой мировой затем умерло 2 ее детей от первого брака,второй муж Тимофей Петрович Смирнов. Прабабушка совершала многочисленные паломничества. Хотелось бы узнать информацию об отце и маме бабушки: получается папу звали Семен,прабабушка 1889 года рождения была приблизительно,может вы знаете в какой архив можно обратиться,где искать информацию.

Информацию можно направлять напрямую Анастасии на адрес tsan.tomsk@gmail.com или администратору сайта на адрес vaz@reutov.net, а также на WhatsApp телефон +79037971722

Наша сказительница Подоплелова Зоя Ильинична из Танайки

В конце мая 2022 года я получил такое письмо:

Добрый день!

Мы были у Зои Ильиничны и записывали её песни. Я храню все эти тексты, записанные в 1986 году.

Фонда больше нет: его ликвидировал университет, потому что не хватало помещений для занятий. Но когда от материалов решили избавиться, мне удалось их вывезти домой, где они и лежат.

Если требуется, могу отсканировать и прислать.

С уважением к Вам –

Морохин Н.В., в прошлом работавший в университете

Сканы открываются в том же разрешении, в котором прислал Николай.

Буду благодарен посетителям сайта, которые возьмут на себя расшифровку сканов.

Первые два скана - причитания невесты, выдаваемой замуж на чужую сторону.

С уважением,


Валерий Зайцев

Администратор сайта

Расшифровки текстов можно высылать на электронную почту vaz@reutov.net или на whatsapp на номер +7 903 797-17-22


Редкое фото Богоявленской церкви в Старой Рудке

Уважаемые земляки!

Первое редкое фото для  альбома "Богоявленская церковь в Старой Рудке" прислал Лев Повал, наш земляк из Северодвинска.


Нужно помнить, что первая школа в нашей местности появилась в 1905 году именно как церковно-приходская школа при Богоявленской церкви. Рано или поздно, храм будет восстановлен на этом месте, а для школы будет построено новое здание.

Просьба направить имеющиеся у вас фотографии Богоявленской церкви в Старой Рудке для опубликования на нашем сайте st-rudka.ru на адрес admin@st-rudka.ru или на WHATSAPP номер +7 903 7971722

Конец 40-х годов XX в.Студентка Санчурского педучилища Тамара Целищева на каникулах фотографируется на фоне Богоявленской церкви

Конец 40-х годов XX века. Студентка Санчурского педучилища Тамара Целищева на каникулах фотографируется на фоне главной достопримечательности села Старая Рудка.
Этот редкий снимок нашей Богоявленской церкви в конце 40-х годов был сделан с южной стороны площади Там раньше стояли дома батюшки (позднее располагался сельсовет и библиотека, а затем был школьный интернат). На снимке хорошо виден спортивный городок, сейчас здесь построено здание администрации муниципального образования "Старая Рудка". На снимке — студентка Санчурского педучилища Тамара Целищева, на каникулах.

Богоявленская церковь в Старой Рудке

Информация о Богоявленской церкви, которая была построена в 1902-1905 г.г., и ее приходе взята на сайте "Родная Вятка"

по адресу: https://rodnaya-vyatka.ru/churches/632

Село Старая Рудка, Богоявленская церковь

 Вернуться на главную страницу раздела (к поиску приходов)

Категория: Православные церкви

Современное/позднее наименование и местоположение населённого пункта

село Старая Рудка (Ожигановский) (Шарангский район, Нижегородская область) - существующий н.п.

Сводная информация о церкви (приходе)

Приходы Вятской епархии за 1912 г.

Вятская епархия. Историко-географическое и статистическое описание (с картой Вятской губернии). Вятка 1912

Село Старая Рудка Богоявленская церковь Яранский уезд 1-й благочиннический округ

15) Село Старая Рудка – Богоявленская церковь, деревянная, построена в 1902 – 1905 г.; расстоянием от г. Вятки в 310 в., от г. Яранска в 105 в., от Царевосанчурска и от благоч. в 50 в.; часовня в починке Б.-Николаевском, постр. в 1908 году; причта по штату не положено, а службу совершает командированный свящ. М. Мухачев; квартира для священника казенная; земли: усад. 4 д. 2200 с., пах. 30 д. 1200 с., сен. 2 дес. 1200 с.; братский денежный доход: св. 459 руб., церковн. 153 р.; руги собир. на причт 40 п. ржи и 60 п. овса; прихожан: правосл. рус. 945 м. п., 1052 жен. п.; приход состоит из 9 селений, расст. 1 – 7 в.

Село расположено на низменности, при реке Рудке, в лесной местности. В селе смешанное земское училище с 90 учениками. Занятие прихожан земледелие и лесные промыслы, как-то: вырубка леса по найму лесопромышленников, сплав его по рекам, охота на дичь и зверей. Фельдш. пункт в селе Больше-Рудкинском в 25 вер.; вол. правл. Юкшумское при селе Рудинском в 15 вер.; пар. прист. на реке Волге Косьмодамианск – Коротни в 80 вер.; ж. д. ст. Котельнич в 210 в.; по селу ни проселка, ни трактовой дороги нет.

Показать оригинал

Списки населённых мест по приходам на конец XIX-начало XX века

с. Старая Рудка Богоявленская церковь Яранский уезд 1-й благочиннический округ
Число населённых мест в приходе: 9 (Смотреть список)
По данным: Клировые ведомости за 1915 г. (ГАКО ф. 237, оп. 70, д. 1648)
Справочник по составу приходов церквей Яранского уезда на 1915 г. КОГКУ «ГАКО». Киров, 2012

Каталог метрических книг

Нас.пункт (село) Церковь Годы Виды актов ? Место хранения Координаты дела Листы Ссылка
11595 с. Старая Рудка (поч. Ожигановский)
Вятская губ., Яранский уезд
ц. Богоявленская 1905—1916, 1918 Р ЦАНО (Нижний Новгород) Ф.2802 Оп.1 Ед.хр.41 390
Примечание: Сведения только о родившихся. Сведе-ния за 1918 год в 2-х экземплярах. Имеется копия [выписки] из метрической книги о родившихся за 1917 год
11596 с. Старая Рудка (поч. Ожигановский)
Вятская губ., Яранский уезд
ц. Богоявленская 1905—1916, 1918 Б С ЦАНО (Нижний Новгород) Ф.2802 Оп.1 Ед.хр.42 352
Примечание: За 1905 год сведения только об умерших. За 1906-1916, 1918 годы сведения о бракосочетавшихся и об умерших

Состав и границы церковного прихода можно посмотреть на этой схеме:

Новые поступления учительских фотографий от Л.М. Повала из Северодвинска

Дорогие земляки! Веду постепенно поиски старых фото. Очередные снимки отыскала мне племянница из Череповца, пересылаю их для публикации на сайте.

1984г. Посевная на приусадебном участке. Учитель  школы М. Л. Повал привычно выполняет крестьянскую работу.

1984г. Посевная на приусадебном участке. Учитель школы М. Л. Повал привычно выполняет крестьянскую работу.

Конец 40-х годов ХХ века. Учителя Старорудкинской семилетки.

Конец 40-х годов ХХ века. Учителя Старорудкинской семилетки.

Послевоенные фотографии педагогического коллектива Старорудкинской школы 1948-1965 г.г. из Северодвинска от Л.М. Повала

Из Северодвинска пришло письмо от нашего земляка Льва Матвеевича Повала, в котором он прислал шесть послевоенных фотографий педагогического коллектива Старорудкинской школы, сделанных в период 1948-1965 г.г. Не все лица на фотографиях расшифрованы. Обращаемся к посетителям сайта посмотреть фотографии на предмет распознавания родных и знакомых. Просьба направлять дополнения к надписям на фотографиях на адрес admin@st-rudka.ru или на WHATSAPP номер +7 903 7971722

Послевоенный педколлектив Старорудкинской семилетней школы, 1948 год.

Послевоенный педколлектив Старорудкинской семилетней школы, 1948 год.

1949 год, 5 класс, в центре – кл. руководитель Повал Матвей Львович.

1949 год, 5 класс, в центре – кл. руководитель Повал Матвей Львович.

1951 год. В центре – учитель истории Василий Сергеевич с женой Юлией Тимофеевной.

1951 год. В центре – учитель истории Василий Сергеевич с женой Юлией Тимофеевной.

1962 год. Педагогический коллектив школы

1962 год. Педагогический коллектив школы

9 мая 1965 года. Ветераны Великой Отечественной войны – учителя школы

9 мая 1965 года. Ветераны Великой Отечественной войны – учителя школы

Снимок 1950 года.

Снимок 1950 года.

Петунина Т.В., краевед. На Илемше кипела жизнь.

Боровка, Нуса, Парник, Пиштань, Юронга, Илемша... Эти и другие названия лесных поселков и кордонов еще в памяти многих жителей пожилого возраста нашего Шарангского района.

Это часть истории Шарангского таежного края. Истории трудовой, сопряженной с величайшими испытаниями: непросто, нелегко было среди безбрежного моря древних лесов с мелководными петляющими речками и ручьями поставить добротные дома-бараки, прорубить просеки-дороги и на отведенных делянках производить вырубку спелой древесины... Продукция их труда – пиломатериалы разного вида – была очень нужна поднимающемуся после военной разрухи хозяйству страны, поэтому государство выделяло деньги и на строительство железнодорожных путей, и на улучшение быта лесорубов. Снабжение рабочих продуктами питания, одеждой, мебелью и многим другим происходило через специальные отделы, поэтому в магазинах ОРСов можно было беспрепятственно приобрести то, что в райповских торговых заведениях было в дефиците. Возможность заработать и сносно жить (магазины, детсады, школы) привлекала в таежные дебри (с неизменными гнусом и мошкарой, близким соседством с опасными зверями, но об этом не думалось!) мужественных и трудолюбивых, ищущих романтики и обустройства своего семейного гнездышка.

17.07.2019г. Возвращаю старые долги: Фотографии с празднования Дня Старой Рудки в 2018 году

Собралась родня и друзья детства.


Здесь все родня и все друзья!


Щелкните мышкой по общей фотографии ниже, чтобы увидеть ее в высоком разрешении в новом окне и скачать эту фотографию

18




15.01.2019г История рода Целищевых – Повал

Дорогие земляки!

В день села, благодаря администрации села и особенно заведующей библиотекой, Вере, все мы с удовольствием посещаем наш музей, в котором отражена история Старой Рудки, окружающих её деревень, того места, которое именуется малой родиной; история существует, прежде всего, в делах и жизни людей. Поэтому, чтобы наполнить содержанием страницы прошлого, особенно первую половину 20 века, я предлагаю неравнодушным потомкам написать историю своего рода и опубликовать её на нашем сайте, пока не поздно, пока можно еще по воспоминаниям старших что-то еще собрать. А рассказать есть о ком, например, такие фамилии как Ожигановы, Куклины, Тороповы, Прижимовы, Журавлевы, Клешнины, Зайцевы, Новоселовы и многие другие оставили заметный след в истории нашего края. Нам доступна уникальная возможность такой публикации благодаря создателям и устроителям сайта «Старая Рудка», нижайший им поклон. Я, младший представитель рода Целищевых – Повал, из проживавших в Старой Рудке, рассказываю о том, что удалось собрать об истории своей семьи.

Дом семьи деда, на снимке: Екатерина Прокопьевна с братом Юрой и Тамара Прокопьевна со мной на санках. 1949 г.

 

Мой дед – Прокопий Зиновьевич Целищев 1887 года рождения (рисунок сделан с фронтовой фотографии 1917 года)

 

Мой дед, Прокопий Зинвьевич Целищев, и его семья. Снимок, примерно, 1931-1932 года.

 

Самый разгар строительства ГЭС, снимок – июнь 1947 года. Первый прораб стройки - Прокопий Зинвьевич Целищев, мой дед.

 

Средний сын Прокопия Зиновьевича Целищева – Виталий

Николай Прокопьевич Целищев с женой Татьяной и мои родители Повал Матвей Львович с женой Екатериной Прокопьевной. Фото 1950 г.

Мой прадед по материнской линии – Зиновий Целищев, проживал со своей семьей в деревне Сысуи. Лес и животноводство – основа существования крестьянских хозяйств второй половины 19 века. Семья не была бедной, поскольку его дети смогли получить неплохое начальное образование. Во всех анкетах деда, начиная с Первой мировой войны, значилось – грамотен.

Старший сын – Прокопий 1887 года рождения (мой дед), довольно рано женился и ко времени призыва в армию в конце 1915 года у него было трое детей: сыновья Анатолий, Виктор и дочь Анна. (в Первую мировую войну семейных с детьми сначала не призывали). В 1914 году дед выстроил в Старой Рудке дом, который меня в детстве поражал своими размерами и своей красотой. В этом же году семья переехала на новое место жительства.

Ко времени призыва в действующую армию ему было 28 лет, это был статный богатырь ростом под два метра да еще и грамотный, поэтому был зачислен в гвардию. Последние два года войны воевал на Австрийском фронте в Чебоксарском полку, участник Брусиловского прорыва. Воевал, видимо, хорошо, так как к концу войны дослужился до старшего унтер-офицера, награжден георгиевским крестом, демобилизовался лишь в 1918 году. С мая 1919 года по сентябрь этого же года служил в Красной армии на Восточном фронте. Вторая Сарапульская рота, ротный писарь.

После демобилизации женился во второй раз на вдове погибшего на войне крестьянина и уже в новой семье у него родилось 5 детей: Катерина – моя мать, Николай, Валентина, Евгений и Тамара. В 20 е годы дед занимался своим хозяйством, это было крепкое середняцкое хозяйство, на паях с младшим братом Яковым, проживающим по-прежнему в Сысуях, они держали лесопилку. Как только в Старой Рудке был образован колхоз, дед одним из первых стал его членом, передав всё хозяйство в колхоз, и в первые годы даже отдал под конюшню свой двор. Он хорошо понимал ситуацию с колхозами, инициатива по ним исходила жестко сверху, значит, иного пути не было. Так как Прокопий Зиновьевич слыл человеком весьма грамотным и разумным, то к нему тянулся народ. По воспоминаниям матери, у нас в доме практически каждый вечер собирались покурить мужики, засиживались до поздней ночи.

Первый раз деда арестовали в 1933 году. Основанием ареста послужил донос о том, что он, якобы, ругал Советскую власть. Поводом стало его высказывание на колхозном собрании при обсуждении статьи в «Правде» «Ответы тов. Сталина на вопросы тов.Иванова о колхозном строительстве». Прокопий Зиновьевич, якобы, высказался в том духе, что у власти будто нет других методов кроме лагерей и расстрелов заставить людей хорошо трудиться в колхозах. Если вспомним этот год, то он, действительно, был очень тяжелым для крестьян. С одной стороны, неурожай, а с другой – практически все зерно и сельхозпродукция были вывезены из колхозов, страна остро нуждалась в валюте. Следствие шло несколько месяцев, но так и не нашло подтверждения действительной вины деда, краевым судом он был оправдан и освобожден в виду отсутствия инкриминируемых ему деяний. Прокопий Зиновьевич продолжал добросовестно работать в колхозе. У него была страсть (по воспоминаниям моей матери – Екатерины Прокопьевны), это был заядлый рыбак, приносил щук, которые доставали от его плеча до земли. Река Рутка в то время была очень полноводной, изведенные позднее два болотца между Сысуями и Старой Рудкой поддерживали её уровень. Но жизнь семьи круто изменилась, когда осенью 1937 года на деда вновь поступил донос в органы НКВД о том, что он в колхозе занимается вредительством, подрывает стахановское движение льноводческого звена. Дед в колхозе был полеводом, осенью посеяли озимые на большую, чем обычно, глубину и они осенью почти не взошли. Сначала деда отрешили от должности, он устроился в промартель сторожем, а следствие шло своим чередом. Арестовали его в апреле 1938 года. А так как «вредительством» один он заниматься не мог, то следователь «выявил» и его сообщников, ими оказались: счетовод колхоза Клешнин Николай Павлович и начальник промартели Басманов Иван Никитич. Для пущей важности деда еще обвинили в антисоветской пропаганде и связи с эссерами и троцкистской группой, правда, откуда эссеры и троцкисты взялись в деревне, не уточнялось. Арестовали сначала и его жену – Варвару Ивановну, также за антисоветскую пропаганду, но это была обычная крестьянка, неграмотная, вся в семье, детишек был полон дом. Следователь так и не смог, исходя из содержания доноса, «повесить» и на неё антисоветскую пропаганду., поэтому её достаточно быстро освободили. По тем временам обвинение серьезнейшее (ст.58 п1- враг народа), деда, посадили на время следствия в Яранскую тюрьму, ему грозил минимальный срок 10 лет лагерей. Но тут пришла осень, озимые колхоза принесли лучший урожай по району, поэтому обвинение смягчили и дед получил лишь 7 лет лагерей. Срок отбывал в одном из воркутинских лагерей. Еще до приговора деревенские мужики написали письмо на имя начальника Шарангского отдела НКВД в защиту деда. В августе 1939 года прокурор района направил кассационный протест в судебную коллегию по уголовным делам, в котором указал на односторонность следствия, на то, что не были учтены судом показания в пользу деда и т.д. В 1942 году деда освободили и он вернулся в деревню Позднее дед был полностью реабилитирован (все подробности дела взяты из областного архива, куда его младшей дочери Тамаре был разрешен допуск в наше время.)

Лагерь бесследно не прошел, хотя дед и был там прорабом, но вследствие очень плохой пищи, у него развилась язва желудка, от которой он через 5 лет и умрет. По возвращении в село, он стал вновь работать в колхозе. Заложил огромный колхозный сад на территории, где сейчас располагается вторая улица деревни – от магазина и до прогона. Все саженцы привозил из Яранского питомника, мы, дети, родившиеся после войны, еще застали этот густой сад. У себя перед домом он также разбил сад, в котором еще в 60-е годы плодоносили яблони сорта антоновка, росла сортовая смородина и крыжовник. По тем временам, просто, невиданная роскошь. Прокопий Зиновьевич был первым прорабом на строительстве Старорудкинской ГЭС, однако, до конца строительства он так и не дожил. Умер в возрасте 60 лет в 1947 году, когда в период обострения болезни в Санчурске ему была сделана операция. Она прошла вроде бы успешно, но затем развилось внутреннее кровотечение, от которого дед и умер.
Семья Целищевых со стороны младшего брата Якова известна тем, что его сын – Николай Яковлевич Целищев, инвалид ВОВ, много лет был сначала парторгом, а затем председателем колхоза им. Суворова.
Старший сын Прокопия Зиновьевича – Анатолий, до 1939 года работал в колхозной кузнице, затем был призван в ряды Красной Армии и прошел всю финскую войну, летом 1940 был демобилизован и почти сразу же с семьей уехал на Урал, куда перебрались до него многие сельчане. С первых дней войны он на фронте, участник Сталинградской битвы, сапер, старший сержант. Осенью 1942 года получил тяжелое ранение, после выздоровления направлен на Ленинградский фронт, там произошла его фронтовая встреча с младшим братом Николаем. 10 октября 1944 года под Ригой в боестолновении с бандитами, так называемыми лесными братьями, был тяжело ранен и умер в госпитале. Его большая семья проживала в Свердловске, некоторые из детей живы и поныне. Семья долго разыскивала его могилу, место погребения было установлено и его жена с детьми еще в советское время побывали на его могиле.

Средний брат - Виталий, еще в 1934 году вместе с другом из Новосел сбежали в город осуществить свою мечту – стать летчиками, и это им удалось. Окончили летную школу, в финскую воевали в небе на Карельском перешейке. После войны оба были направлены в летный полк на Украину, дислоцирующийся в Умани. Последний раз Виталий был дома за полгода до начала войны. Мать очень хорошо запомнила эту встречу, ей было уже 19 лет. Виталий был уверен в скором начале войны с Германией, очень сокрушался о нашем отставании в технике (речь о самолетах) от авиации германских ВВС. Конструкция наших самолетов была в основном из дерева, а у немцев только металл. Мать хорошо запомнила его слова о том, что он скоро погибнет. На прощание подарил чайный сервиз, его очень берегли, последняя чашка из него береглась лет 30, потом и она разбилась. К началу войны Виталий был уже в звании капитана, командир эскадрильи. Вместе с другом они с первых часов войны участвовали в воздушных сражениях. 27 июня был получен приказ на штурмовку колонны вражеской бронетехники. Из-за сильного огня ПВО противника бомбардировщики так и не могли приблизиться к колонне, Виталий единственный сумел прорваться на истребителе к вражеской колонне, обстрелял её из пулеметов, но был подбит и направил свой горящий самолет на немецкие машины (о подробностях этого боя рассказал его друг, оставшийся в живых в этом бою и прошедший всю войну, позднее ставший генералом. Еще шла война, когда он, Герой Советского Союза, получив отпуск, приехал домой и выступал перед школьниками, Тамаре было где-то лет 12-13, она была на этой встрече, но так и не осмелилась расспросить более подробно о своем брате). Сын Виталия – Вадим, тоже летчик-истребитель после войны начинал службу в полку отца и гордился тем, что имя его отца занесено золотыми буквами в книгу Героев полка. Посмертно Виталий был награжден орденом Ленина.
Младший из братьев призывного возраста – Николай, 1922 года рождения, также с первых дней войны был призван на фронт, попал в Ленинград, пережил блокаду. Сначала стал разведчиком минометной роты, его задачей было находить цели для обстрела врага, это всегда передний край, несколько раз был ранен, пережил тяжелейшую контузию, снаряд попал в их блиндаж, его ударило бревном по голове, откопали только через сутки в бессознательном состоянии и, как следствие, жуткие головные боли до конца жизни. После снятия блокады в составе роты разведки артиллерийского полка дошел до Берлина, награжден орденами Слава всех трех степеней. В составе войск 1 Дальневосточного фронта участвовал в разгроме Квантунской армии Японии. После войны окончил сельхозтехникум, женился на деревенской девушке, дочери Куклина Харитона Егоровича – Татьяне, к этому времени окончившей пединститут. Работал сначала зоотехником в колхозе, затем с семьей переехал в г. Сургут, умер в 1980 году. Дети: Светлана, Олег и Надежда.

Мой отец – Повал Матвей Львович, 1923 года рождения, уроженец Гомельской области БССР, старший в большой семье сельского кузнеца (как узнал, будучи уже в годах, фамилия означает деревянное основание ската крыши, видимо, кто-то из предков был плотником). С началом войны его, выпускника средней школы, 17 лет от роду, эвакуировали вместе с другими несовершеннолетними вглубь страны. Так он попал в Шарангу, но ждать совершеннолетия не стал и добровольцем вступил в ряды Красной Армии. Храбро сражался в её рядах до осени 1942года, когда получил тяжелое ранение в обе ноги от взрыва вражеской гранаты. Осколки так и не смогли удалить полностью, поэтому был признан негодным для строевой службы и хромал потом всю жизнь. За время боев был награжден любимой наградой бойцов – медалью «За отвагу» и крайне редкой тогда наградой – медалью «За боевые заслуги», единственной медалью, в статусе которой значился пункт – прием вне очереди Председателем Президиума Верховного Совета СССР. После госпиталя был направлен в место призыва в Шарангский военкомат, а там получил направление в село Старая Рудка учителем немецкого языка. На жительство был определен в дом Целищевых, через год они с Екатериной Прокопьевной поженились. В конце 1944 года, несмотря на то, что он был признан негодным к строевой службе, его опять призывают в армию, присваивают звание мл. лейтенанта и направляют на Дальний Восток на границу с Манчжурией. После разгрома японцев, его назначают комендантом крупного поселка, где он находится до 1946 года. Затем полная демобилизация, возвращение в Старую Рудку, работа в школе и заведование сельским радиоузлом, затем учеба в Кировском пединституте на историческом факультете и вся последующая жизнь связана со старорудкинской семилетней, затем восьмилетней школой до середины 70-х годов. С середины 50-х годов бессменный завуч, а где-то с середины 60-х – директор школы. При нем построили котельную, в школе смонтировали паровое отопление. Зима 1973/74 годов была очень морозной, он все боялся разморозки ночью системы, все время проверял работу кочегаров и, как следствие, на 54 году жизни получил обширный инфаркт миокарда, После болезни на работу уже больше не выходил. Умер в 1995 году в Горьком, проживая последние годы в семье брата Юрия.
Были с его стороны попытки отыскать своих родных, но по Гомельской области дважды прокатился каток войны, а кроме того край был партизанский, населения практически к концу войны не осталось, попытки кого-то из родных найти успехом не увенчались, так что Старая Рудка в определенном смысле стала его второй родиной.

Моя мать – Целищева Екатерина Прокопьевна, 1920 года рождения, всю жизнь проработала библиотекарем, сначала в сельской библиотеке, а затем – в школьной. Библиотечный техникум окончила еще во время войны. Работая в сельской библиотеке, организовывала колхозную самодеятельность, регулярно силами коллектива учителей и активных колхозников, ставили концерты и спектакли не только в старорудкинском клубе, но и окрестных деревнях. Это было еще задолго до появления телевидения и население с удовольствием посещало эти представления. А школьникам она запомнилась тем, что приучала пацанов к хорошей книге. Удивительно, но вспоминается очень богатая книгами наша сельская библиотека, а позднее и школьная. Все любимые подростками приключенческие книги в основном там были представлены. Многие наши сверстники были воспитаны на этой литературе и сам я подростком зачитывался романами Дюма, Купера, Майн Рида, Жюль Верна, В.Скотта, Джека Лондона и многих многих других. В 57 лет мать вышла на пенсию, а на 64 году жизни умерла, похоронена на сельском кладбище.

С уважением,

Лев Повал