Декларация русской идентичности


Декларация русской идентичности
Всемирный русский народный собор - международная общественная организация, которая была создана в 1993 году и стала всероссийской трибуной общественной мысли. В заседаниях организации принимают участие представители всех ветвей власти, общественных объединений, силовых ведомств, высшее духовенство традиционных религий России, преподаватели и студенты, деятели науки и культуры. Главой Собора является патриарх Московский и всея Руси. В 2005 году ВРНС был предоставлен специальный консультативный статус при ООН.
XVIII Всемирный русский народный собор на тему «Единство истории, единство народа, единство России» состоится 11 ноября в храме Христа Спасителя в Москве. Участники XVIII Всемирного русского народного собора обсудят Декларацию русской идентичности. В зале церковных соборов Храма Христа Спасителя в Москве открылся XVII Всемирный русский народный собор-2014 «Россия как страна-цивилизация. Солидарное общество и будущее российского народа», где 11.11.2014 года была озвучена Декларация русской идентичности.
«Декларация русской идентичности» разработана Экспертным центром Всемирного Русского Народного Собора и представлен на обсуждение в ходе Соборных слушаний ВРНС «Сергий Радонежский - объединитель русских земель», состоявшихся 24 апреля 2014 года в Зале церковных соборов Храма Христа Спасителя.
Каждая нация - сложное динамичное явление. Принадлежность к ней невозможно описать с помощью узкого набора критериев. Чем крупнее народ, чем более деятельную роль в истории он играет, тем шире его генетическое и социальное разнообразие. Самым очевидным критерием национальности является самосознание. Наиболее точно соответствует русскому народу совокупность тех людей, кто называет себя русскими во время переписи населения. Таковых зарегистрировано более 111 миллионов (не считая тех, кто не был персонально опрошен при проведении переписи и не мог указать национальность). Очевидно, что общее российское гражданство, объединяющее на протяжении долгих веков представителей самых разных народов, не упразднило многонациональный состав нашего государства.
Граждане России могут быть русскими, карелами, татарами, аварцами или бурятами, в то время как русские могут быть гражданами России, США, Австралии, Румынии или Казахстана. Национальные и гражданские общности существуют в разных феноменологических плоскостях. Русский народ исконно имел сложный генетический состав, включая в себя потомков славянских, финно-угорских, скандинавских, балтских, иранских и тюркских племён. Это генетическое богатство ни разу не стало угрозой для национального единства русского народа.
Рождение от русских родителей в большинстве случаев является отправной точкой для формирования русского самосознания, что, однако, никогда не исключало возможности присоединения к русскому народу выходцев из другой национальной среды, принявших русскую идентичность, язык, культуру и религиозные традиции. Уникальность этногенеза русского народа заключается в том, что на протяжении веков подобное принятие русской идентичности урожденными представителями других национальностей было не результатом принудительной ассимиляции тех или иных этнических групп («русификации»), а следствием свободного личного выбора конкретных людей, связывавших с Россией свою жизнь и судьбу. Именно так в состав русского народа часто входили татары, литовцы, евреи, поляки, немцы, французы, представители других национальностей. Примеров подобного рода — великое множество в русской истории.
В русской традиции важнейшим критерием национальности считался национальный язык (само слово «язык» — древний синоним слова «национальность»). Владение русским языком обязательно для всякого русского. Вместе с тем, обратное утверждение — принадлежность к русскому народу обязательна для всякого русскоговорящего — неверно. Так как русский народ выступил государствообразующим народом России и народом—строителем Российской цивилизации, русский язык получил широкое распространение. Существует немало людей, считающих русский язык родным, но при этом ассоциирующих себя с другими национальными группами.
В формировании русской идентичности огромную роль сыграла Православная вера. С другой стороны, события ХХ века показали, что значительное число русских стало неверующими, не утратив при этом национального самосознания. И всё же утверждение о том, что каждый русский должен признавать православное христианство основой своей национальной культуры, является оправданным и справедливым. Отрицание этого факта, а тем более поиск иной религиозной основы национальной культуры, свидетельствуют об ослаблении русской идентичности, вплоть до полной её утраты. Таким образом, принадлежность к русской нации определяется сложным комплексом связей: генетическими и брачными, языковыми и культурными, религиозными и историческими.
Ни один из упомянутых критериев не может считаться решающим. Но для формирования русского национального самосознания обязательно, чтобы совокупность этих связей с русским народом (независимо от их природы) была сильнее, чем совокупность связей с любой иной этнической общностью планеты. Ощутить это, в конечном итоге, может только сам носитель национальной идентичности, совершая свой личный выбор. При этом национальное самосознание неизбежно означает солидарность с судьбой своего народа.
Каждый русский чувствует глубинную эмоциональную связь с главными событиями своей истории: Крещением Руси, Куликовской битвой и Одолением Смуты, победами над Наполеоном и Гитлером. Особо отметим, что гордость за Победу 1945 года является одним из важнейших интегрирующих факторов русской нации.
На основе программных тезисов настоящего документа, предлагается следующее определение русской идентичности: русский — это человек, считающий себя русским; не имеющий иных этнических предпочтений; говорящий на русском языке; признающий Православное христианство основой национальной духовной культуры; ощущающий солидарность с судьбой русского народа.
ВОПРОС, КОТОРЫЙ ВОЗНИК В ОПРЕДЕЛЕНИИ РУССКОГО ЧЕЛОВЕКА:
- Почему в этом определении исключено рождение от русских родителей, которое является отправной точкой для формирования русского самосознания и национальности. Из-за вежливости к другим? Сегодня все озвучивают свою национальность по родителям, а мы это тихохонько упраздняем. Почему? Например, телеведущие Соловьёв Владимир (воскресный вечер), Ургант Иван, Позднер Владимир, Ярмольник Леонид и многие-многие другие, которые всегда были русскими, а сегодня с удовольствием говорят, что они евреи… И мы все не должны стесняться говорить, что мы русские по рождению – и это первично, а уж потом всё остальное… И не надо говорить – Русские, но однако… Никаких однако! Это точно и без однако, а вот о возможности присоединения к русскому народу может быть и с «однако»…
- Чётко озвучена идентификация населения Граждане России, а не ельцинские россияне, т.к. нет белоруссян, украинян, германян и т.д.. Живущие вместе с нами не россияне, а Граждане России или не граждане России!
- Ниже поднята тема сомнения в единстве между русским народом и Российским государством? Разве это не дикость? У кого возник такой вопрос? Как русский народ может быть не един с Россией? Кому это так кажется? Или так надо?
Что скажете славяне?
В 2013 году на XVII Всемирном русском народном соборе говорили о роли русского народа в становлении и развитии российской государственности. На форуме были подняты многие актуальные вопросы, связанные, в том числе и с выстраиванием межнациональных отношений. Эти темы были продолжены на Тюменском форуме ВРНС 21 июня 2014 года, где обозначили три тезиса:
• единство русского народа;
• единство между русским народом и Российским государством;
• единство и взаимопонимание между русским народом и другими этносами и народностями нашей страны.
- 31.10.2014. Сегодня мы вынесли на обсуждение очень глубокую и важную тему: «Россия - страна-цивилизация. Солидарное общество и будущее российского народа». Позвольте мне с самого начала сказать, что под Россией следует подразумевать культурное многонациональное образование в совершенно конкретных исторических и географических измерениях, которое связано с Древней Русью.
В каком-то смысле Россия — это синоним Руси. Сегодня мы имеем иную геополитическую реальность, когда на просторах этой исторической России возникли самостоятельные государства, многие из которых также являются наследниками этой исторической Руси. Поэтому, когда я говорю о России, я всегда подразумеваю это великое цивилизационное пространство. Но поскольку сегодня в ходе Собора многие вопросы мы будем рассматривать применительно к Российской Федерации, то под Россией мы будем подразумевать в первую очередь Российскую Федерацию — с ее проблемами, с ее надеждами, с ее взглядом на будущее. По существу, самой формулировкой поставлены три тесно связанные друг с другом задачи. Первая: осмыслить место России в судьбе человечества. Вторая: предложить гармоничную форму общественного устройства. И третья: по возможности дать прогноз на завтра, заглянуть в будущее. Каждая из этих фундаментальных задач могла бы заслуживать отдельного обстоятельного разговора, но совершенно очевидно, что они не могут быть поставлены в отрыве одна от другой. Размышляя над этими задачами, позволю себе обратиться к 20-летнему опыту размышлений, который мы накопили в рамках Всемирного русского народного собора.
Каждый христианин в своей жизни задается или, по крайней мере, должен задаваться вопросом: «Что, Господи, Ты повелеваешь мне сделать в жизни? Каков замысел Твой обо мне и о моей жизни?» Но тот же вопрос можно поставить и о человеческих сообществах: например, каков замысел Божий о России? Что Бог повелевает нам как наследникам, продолжателям единой Святой Руси и традиций Русского мира совершить в то время, которое Он нам дал? Является ли Россия особой, уникальной, самостоятельной цивилизацией, равновеликой Западу, Индии или Китаю?
Двенадцать лет назад, в 2001 году, на VI Соборе, который имел тему «Россия: вера и цивилизация. Диалог эпох», мы уже обращались к этому вопросу. На наш взгляд, ответ может быть только утвердительным. Едва ли у кого-то из людей, серьезно интересующихся философией истории, это может вызывать сомнения. Одно перечисление выдающихся имен русских и зарубежных исследователей, признававших Россию самостоятельным, самобытным обществом, выглядит внушительно. В этом списке окажутся очень разные люди — такие, как Николай Данилевский, Арнольд Тойнби, Освальд Шпенглер. А разве возникновение в начале ХХ века русской религиозной философии — яркого, самобытного направления в гуманитарной науке — не является доказательством самобытного творческого начала нашей цивилизации, способной предложить свой взгляд на мир, сказать человеку свое слово? Неслучайно, что и сегодняшние мыслители и политические деятели обращаются именно к мудрости тех, кто сформировал корпус этой замечательной религиозной философии конца XIX - XX века. Безусловно, еще более вескими аргументами, нежели философские работы и теоретические выкладки историков, являются реальные дела, то есть исторический опыт России, ее выдающиеся достижения в культуре и технике, ее способность давать неповторимый национальный ответ на вызовы времени, ее уникальная роль в переломные моменты человеческой истории.
Поэтому на вопрос, является ли Россия самостоятельной цивилизацией в семье крупнейших цивилизаций планеты, мы обязаны дать утвердительный ответ. Да, Россия — это страна-цивилизация, со своим собственным набором ценностей, своими закономерностями общественного развития, своей моделью социума и государства, своей системой исторических и духовных координат. Однако на VI Всемирном Русском Народном Соборе этот вопрос был поставлен мной по-иному: можем ли мы по-прежнему считаться великой цивилизацией, сохранили ли мы это право? Ведь наши финансовые ресурсы во много раз меньше финансовых ресурсов Запада, а демографический потенциал многократно уступает потенциалу Индии или Китая. Этот вопрос остается актуальным и сегодня. Хотя за минувшие полтора десятилетия в России произошли позитивные сдвиги, в частности, в экономике и в демографии, но они еще не вполне убедительны для тех наших соотечественников, которые утратили или утрачивают веру в творческие силы своей страны и своего народа. И здесь мы вступаем в смысловое пространство, где действуют совсем иные аргументы, нежели размеры накопленных материальных богатств и численность людских масс.
Ценность любой цивилизации — не в том, во сколько миллиардов долларов оценивается ее совокупный продукт за истекший год, и не в том, сколько у нее приверженцев на сегодняшний день. Ценность любой цивилизации — в том, что она несет человечеству. И перед каждой цивилизацией стоит вопрос: способна ли она отражать в мыслях, чувствованиях, словах и делах ту непреходящую правду, которая имеет значение в вечности?
России как стране-цивилизации есть что предложить миру. Это наш опыт строительства справедливых и мирных межнациональных отношений. Не было на Руси народов-господ и народов-рабов. Россия никогда не была тюрьмой народов, здесь не было народов первого и второго сорта. Не в этом ли кроется глубинное народное противление фашизму, который предлагал совершенно иную концепцию межнациональных отношений? Но, кроме того, мы как цивилизация имеем особый опыт многополярного и многоукладного бытия. Мы имеем традицию самоограничения, столь важную в обстановке надвигающегося дефицита ресурсов и острого экологического кризиса. Это концепция нравственных ценностей, не позволяющая девальвировать институт семьи и разрушить жизненные ориентиры личности, а также Богом определенные отношения между мужчинами и женщинами.
Особой национальной идеей, пронизывающей нашу историю и культуру на протяжении многих веков, является идея человеческой солидарности.
Со времен Крещения Руси слова Спасителя о том, что "нет больше той любви, как если кто положит душу свою за друзей своих", подобно камертону, настраивали мысли и чувства наших предков на служение евангельскому нравственному идеалу. Иван Александрович Ильин, представитель той самой философии, о которой я сказал выше, определял государство исключительно через понятие солидарности, называя его «организованным единением духовно солидарных людей». Эта модель человеческих отношений восходит к тому образу Церкви как тела, который мы находим в посланиях святого апостола Павла: «Членов много, а тело одно. Не может глаз сказать руке: ты мне не надобна; или также голова ногам: вы мне не нужны. Напротив, члены тела, которые кажутся слабейшими, гораздо нужнее, и которые нам кажутся менее благородными в теле, о тех более прилагаем попечения... Но Бог соразмерил тело, внушив о менее совершенном большее попечение, дабы не было разделения в теле, а все члены одинаково заботились друг о друге». Слова апостола открывают замысел Бога о человеке и любом человеческом объединении: мы все призваны к братскому сотрудничеству и к заботе друг о друге. Однако в современном мире преобладает иная модель устроения общества — это модель конфликта. В его основу положена система перманентных противостояний, конкуренции и борьбы, якобы неизбежных и необходимых для прогресса. Нашим идеалом, напротив, является солидарное общество, общество социальной симфонии, где разные слои и группы, разные народы и религиозные общины, разные участники политических и экономических процессов являются не борющимися друг с другом конкурентами, а соработниками. И конкуренция в таком солидарном обществе поощряется как соревновательность, но не как борьба за выживание. Святой Сергий Радонежский научает нас «воззрением на Святую Троицу побеждать ненавистную рознь мира сего». Основой для совместной жизни и совместных действий является фундамент общих, базовых ценностей, в том числе и тех, которые попытался сформулировать XV Всемирный Русский Народный Собор в 2011 году. Стремление к солидарности определяет весь исторический путь России, связуя воедино разные эпохи. Солидарные ценности пронизывают все пространство отечественной культуры. Потому нашим проектом будущего должно стать солидарное общество как альтернатива обществу перманентного конфликта. Когда мы говорим о России как об особой цивилизации, мы не просто констатируем факт, но сознаем свое историческое призвание, формулируем задание на будущее для себя и своих потомков. Уже упомянутый мной Николай Яковлевич Данилевский отмечал: для того чтобы «цивилизация, свойственная самобытному культурно-историческому типу, могла зародиться и развиваться, необходимо, чтобы народы, к нему принадлежащие, пользовались политической независимостью».
Однако сегодня, в ХХI веке, одного лишь политического суверенитета явно недостаточно для защиты цивилизационных рубежей и для достижения адекватной роли той или иной цивилизации в мире. В итоговом документе XVI Всемирного Русского Народного Собора, имевшего тему «Рубежи истории — рубежи России», отмечалось, что сегодня уместно говорить не только о суверенитете государственных границ, но и о суверенитете гуманитарного пространства — пространства смыслов, духовных символов, социально-культурного развития. На этом фоне создание собственных инструментов познания — социологических, политологических, культурологических — становится задачей огромной важности. Вот почему Всемирный Русский Народный Собор может и должен стать интеллектуальным центром, собирающим вокруг себя людей, способных ставить и решать подобные задачи.
Еще одной, и, пожалуй, высшей ступенью утверждения суверенитета России как уникальной страны-цивилизации является суверенитет духовный. В его основе лежат ценности, разделяемые моральным большинством нашего общества. «Больше всего хранимого храни сердце твое, потому что из него источники жизни», говорит Слово Божие, и это верно как в отношении отдельного человека, так и в отношении народа в целом. Не раз в истории России страна поднималась из руин благодаря тому, что люди сохраняли веру и сознание своего долга перед Богом, друг перед другом и перед потомками. Но ни экономика, ни наука, ни оборона, ни культура невозможны там, где люди утратили мотивацию для служения друг другу, утратили сознание неоспоримых обязательств по отношению к обществу, в котором они живут.
Такое общество, где люди теряют мотивацию к взаимодействию друг с другом, распадается на атомы, чему во многом способствует гипертрофированная идея индивидуализма, которая действительно является вызовом и антиподом идее солидарного общества. При этом солидарное общество никогда не должно подавлять индивидуальность, потому что оно сильно только взаимодействием свободных людей. Безусловно, люди разных взглядов и убеждений не всегда понимают общественные ценности одинаково. Есть оттенки и нюансы, есть пространство для дискуссии, для диалога. Невозможен, однако, никакой диалог с теми, кто эти ценности грубо принижает, высмеивает, топчет, кто разрушает межнациональный и межрелигиозный мир. Сегодня отрицание ценностей стало одним из самых опасных проявлений сил духовного разрушения. В этой ситуации защита ценностей — это защита нашего духовного суверенитета.
Те, кто в своей одержимости гордыней и эгоизмом возносят себя над обществом, разрушая его ценности, должны получить очень ясный ответ, созвучный внутреннему голосу большинства нашего народа — ответ интеллектуальный, волевой, духовный, деятельный. Святитель Николай Сербский свидетельствует: «Если мы оглянемся на жизнь русского народа от святого князя Владимира до сегодняшнего дня, то увидим, что он шел по пути, на который вывел его дух и пример его крестителя». Эти слова — не просто метафора. Общенациональные базисные ценности, о которых, в частности, говорилось на XV Всемирном русском народном соборе, глубоко укоренены в национальном характере русского народа. Формируясь на протяжении веков под влиянием православного христианства, он и поныне является социально-психологической доминантой, залогом мира и согласия в нашем обществе.
Очень часто те, кто отрицает наши святыни и ценности, переносят свои чувства и на русский народ, являющийся главным творцом нашей цивилизации, носителем ее идеалов. Эти силы словно пытаются поддержать все, что может его ослабить, разделить, мировоззренчески и морально дезориентировать. Похоже, что эти круги больше всего на свете боятся настоящего возрождения русской цивилизации, возрождения на основе веры, соединенной с жизнью, с социально значимым действием.
Сейчас, на Всемирном Русском Народном Соборе, мы должны ясно и недвусмысленно сказать: симфония этносов, которая придает нашей цивилизации неповторимый облик, невозможна без участия в ней русских. Диалог народов, призванный внести гармонию в межнациональные отношения, не достигнет цели без присутствия в нем русских голосов, русского фактора. Полагаю, что Собор является достаточно зрелой и влиятельной организацией для того, чтобы представлять русский народ на площадках межнациональных дискуссий.
Миллионы русских людей (прим. 82% - 120 миллионов), дорожащих своей идентичностью, должны почувствовать, что их чаяния получают живой отклик, в том числе на бытовом, повседневном уровне, в том числе на уровне диалога с властью, которая должна быть голосом народной души, исполнительницей ее надежд, ожиданий, мировоззренческих предпочтений. Давайте признаем очевидное: развитое самосознание и единство русского народа — это незыблемое основание целостности России и единства нашей полиэтничной цивилизации.
В свою очередь, игнорирование интересов русских людей, вытеснение русского вопроса из публичной сферы ведет к лавинообразному росту маргинальных и агрессивных проявлений. Очень опасной может быть перспектива отчуждения русских и прежде всего русской молодежи, от государства, государственных структур, руководства бизнесом. В недалеком будущем это может стать крупнейшим фактором нестабильности, несущим угрозу фундаментальным основам нашей цивилизации.
Столкновения, которые произошли недавно в московском микрорайоне Бирюлево, показывают: глухота власть имущих к требованиям народа, нежелание искать совместные решения проблем чрезмерной миграции и связанного с ней криминала, а также подчас вызывающего поведения приезжих уже сейчас выводят ситуацию на грань критической черты. Если позиция русского большинства и дальше будет игнорироваться, в выигрыше останутся только разрушители России, провокаторы с обеих сторон, не оставляющие попыток столкнуть лбами этносы и религии.
Мы отвергаем позицию тех, кто считает, что Россия должна быть страной только и исключительно для русских. Но мы также никогда не согласимся с теми, кто хочет видеть ее «Россией без русских», лишенной национального и религиозного лица, потерявшей чувство солидарности и единства. Подобный сценарий чреват катастрофическими последствиями не только для нашего государства, но и для всего мира.
При этом хотел бы подчеркнуть, что ни один человек, принадлежащий к другому народу в России, не должен быть ограничен в своих правах, в своих возможностях. Одним из непременных условий межнационального согласия должно быть, во-первых, осуществление права народов нашей страны на этнокультурное развитие, при этом государствообразующий русский народ не может быть исключен из этого процесса. И во-вторых, формирование многонациональной гражданской и цивилизационной общности, осознание всеми людьми, принадлежащими к различным этносам и народам, своей сопричастности к единому обществу, к единой стране, чтобы каждый мог гордиться тем, что он является гражданином свободной России. Мы знаем: духовные и ценностные ресурсы, которые вручены нашему народу, нашей стране, и всей семье народов России, не раз определяли путь человечества на решающих исторических перекрестках, в осевые моменты времени. Так было прежде, так должно быть и в будущем.
Поэтому важнейшая задача Всемирного Русского Народного Собора, общая задача всех нас, собравшихся здесь, — сохранить и приумножить это цивилизационное наследие, которым мы сегодня обладаем, передав его идущим нам на смену поколениям.