Журавлёв с корнями из деревни Журавли


Журавлёв с корнями из д. Журавли, Черноусов из д. Черноусово, Санников из д. Санниково…

Кажется, совсем недавно мы с Еленой Шеиной из небольших фрагментов в документах времён Великой Отечественной попытались составить картину боёв 305-ой стрелковой дивизии первого формирования зимой 1941 года. В результате нашего совместного поиска удалось отыскать место захоронения моего деда – новосёловского Журавля, Павла Васильевича, погибшего в боях под Новгородом на берегу р. Волхов. В мае 2012 г. его имя было увековечено на мемориальной плите воинского захоронения «Заречье».
При посещении захоронения «Заречье» в мае 2013 г. возник ряд вопросов, касающихся корректности списков погребённых воинов. Возникло недоумение, почему на мемориальных плитах в пределах д. Волынь, на захоронениях «Сосница» и «Заречье», увековечено не более двух десятков имён красноармейцев, погибших зимой 1941 – весной 1942 г.? Более того, в списках увековеченных бойцов не значатся даже те воины, которые по документам, размещённым в ОБД Мемориал погибли в одном бою с моим дедом.
Запрос в РВК Новгородского района частично «прояснил» ситуацию. Погибшие бойцы 305-ой стрелковой дивизии оказались увековечены в пределах воинского захоронения «Веретье», куда их останки «перезахоронили» из-под н.п. Заречье, что на берегу оз. Ильмень. Сегодня в военном Комиссариате имеются документы, что 305-я стрелковая дивизия в ноябре – декабре находилась северо-восточнее Великого Новгорода, а географическое название «Заречье» появилось на берегу озера Ильмень лишь в 1965 году. «Заречье» ильменское, таким образом, не имеет никакого отношения к «Заречью» волынскому, и, тем более, к военным документам 1941-1942 г.г., где чернилами, чёрным по белому, написано: «Похоронен у д. Заречье».
В ноябре – декабре 1941 года на правобережье Волхова в районе д. Дубровка, Муравьи, Пахотная Горка, Никиткино шли ожесточённые бои, немцы пытались завладеть плацдармом для дальнейшего наступления. 305-я стрелковая здесь несла огромные потери, однако, оставила за собой территорию Муравьёвских казарм, именно территорию, так как немцы артиллерийским огнём разрушили до основания кирпичные и бетонные сооружения. Рядовых бойцов хоронили на месте гибели, на берегу р. Волхов, сержантский и офицерский состав старались увезти с линии фронта и похоронить за следующим оборонительным рубежом, которым, в данном случае, являлась р. Вишера. Вне всякого сомнения, в районе современной д. Волынь, которая на картах Генерального штаба во время войны значилась «Заречье», покоятся сотни бойцов, последним местом службы которых значилась 305-я стрелковая дивизия.
Сотрудники РВК Новгородского района, видимо, рассуждают просто. Ну, ошиблись на 60 км, но ведь увековечили……
Мой дед погиб в ноябре 1941 г., то есть за полгода до трагедии у Мясного Бора. Из трёх стрелковых полков дивизии, изначально насчитывающей 20 тыс. бойцов, два оказались в окружении и до июня 1942 г. удерживали коридор выхода 2-ой Ударной Армии. Из окружения прорвались к своим лишь 82 бойца… Моему деду не пришлось воевать в зимнем обмундировании в болотах под Новгородом, весной 1942 г.
Между тем, тень погибшей 2-ой Ударной Армии коснулась всех без исключения дивизий, имеющих отношение к котлу Мясного Бора. Документы воинского учёта были безжалостно уничтожены. В настоящее время удаётся лишь по крупицам собрать информацию о бойцах тех боёв.
Более «Новгородской» стрелковой дивизии, чем 305-я первого формирования, пожалуй, нужно ещё поискать. Судите сами. Сформированная в июле 1941 г., она, пешим маршем добравшись до фронта, «сходу» выбила фашистов с правобережной части р. Волхов в районе Великого Новгорода, затем, по приказу, передислоцировалась северо-восточнее и заняла плацдарм от Хутынского монастыря до н.п. Дубровка, где отбивала многочисленные атаки фашистов, стремящихся завладеть плацдармами на правобережье р. Волхов. Сотни её бойцов погибли при наступательных операциях при попытках захвата плацдармов на левом берегу Волхова. На участке, вверенном 305-ой стрелковой дивизии, немцы не прорвались, и, были вынуждены искать другие участки фронта для своих маневров.
После успешного наступления 2-ой Ударной Армии в начале 1942 г., дивизия дислоцировалась в «горловине» Мясного Бора, обеспечивая безопасность коммуникаций наступающей Красной Армии.
Отвод войск из Мясного Бора осуществлялся в следующем порядке: 21 мая 1942 года Ставка наконец-то разрешила отвод войск 2-й ударной армии на плацдарм к Волхову через три промежуточных рубежа. Первыми выходили госпитали, тыловые службы, эвакуировалась техника. После выхода из окружения главных сил армии, войска прикрытия отходили на третий рубеж, откуда проходили горловину в порядке очередности, причем последней из состава 2-й ударной армии выходила 327-я дивизия, а за ней следовала от Замошья державшая там оборону 305-я дивизия 52-й армии, чем вывод войск завершался.
25 июня 1942 г. дивизия погибла, сохранив боевое знамя, что позволило переформировать воинское подразделение и участвовать единицей в военных действиях. 305-ая стрелковая дивизия первого формирования, не имеет почётного наименования «Новгородская», что является исторической несправедливостью.
Поиск продолжается, уже сегодня увековечено имя Егора Черноусова из д. Черноусово бывшей Молотовской области /сейчас Пермский край/. Однополчанин моего деда числился пропавшим без вести до 2013 г. Его имя увековечил А.С. Добров, опубликовав воспоминания участников той трагедии. Александр Семёнович в своей книге указал фамилию бойца и точное место его гибели. Дата гибели Егора Черноусова совпадает с датой гибели 305-ой дивизии первого формирования.
В этих же боях погиб и другой однополчанин моего деда, уроженец Пермской области Санников из д. Санниково Соликамского района. Его потомков ещё предстоит разыскать.
Пермь – Великий Новгород - Соликамск